?

Log in

No account? Create an account

Женщина-велосипед. 1994

Хотя велосипеды сопровождают меня в жизни постоянно, рисунки с сюжетами на велосипедную тему появились всего три раза – в 1994, 2002 и 2007 годах. Даже странно, что такой красивый артефакт не стал для меня источником вдохновения.

Создание в 1994 году первой работы с механоморфическим образом женщины объясняется тем, что именно в этот период жизни я очень часто ездил на велосипеде, подрабатывая частными уроками английского языка.

К тому времени, когда была нарисована "Женщина-велосипед", графические работы в цвете перестали быть для меня чем-то особенным. Если в 1992-1993 годах цветными были только заказные работы (обложки книг Марийского книжного издательства "Голубые столбы Тиэлии" Н. Беляевой и "Около себя" А. Коковихина, то в 1994-м цвет начал появляться в рисунках, создаваемых "для души". Одной из первых таких работ стала "Женщина-велосипед".

Если же вспоминать самые ранние цветные рисунки, то в первую очередь следует отметить увеличенные версии миниатюрных заставок, сделанных для оформления шмуцтитулов сборника стихов А. Коковихина "Около себя". Так в 1994 году сразу после выхода в свет сборника появилась серия из четырёх цветных работ. Эти рисунки получили названия, соответствующие четырём из пяти разделов книги – "Она", "Парк Культуры имени Отдыха", "Болотный гимн" и "Памяти ветра".

werewolf_icon.jpg




В 1997 году на выставке "Попутчики" зрители могли любоваться уже не только цветной книжной графикой, но и вполне самодостаточными работами – триптихом "Мальчики, пожирающие эскимо", оформленным в одну раму, "Женщиной с лентой", "Женщиной с цветком" и "Женщиной-велосипедом".

werewolf_icon.jpg

werewolf_icon.jpg

В начале 2000-х годов, когда началась подготовка к персональным выставкам "Избранное" (г. Йошкар-Ола) и "Бюрократический реализм" (г. Сыктывкар), к вышеназванным работам добавились цветные "Иголка и нитка" и "Грехопадение".

Read more...Collapse )
В преддверии Дня космонавтики искал среди своих работ что-нибудь на космическую тему. Обнаружил черно-белый эскизный вариант обложки, сделанный перед тем как приступил к  оформлению детской фантастической повести Натальи Беляевой "Голубые столбы Тиэлии". Книгу в 1993 году выпустило Марийское книжное издательство.

Хорошо помню историю появления этого эскиза. Заказ на оформление "Тиэлии" я получил от редактора издательства Анатолия Спиридонова осенью 1992 года. Мне предстояло нарисовать лицевую и оборотную страницы обложки, небольшую картинку для титула и два полностраничных шмуцтитула. Но для начала редактор попросил меня сделать и показать ему эскиз обложки.

Не думаю, что Анатолий Яковлевич не доверял мне как художнику-графику с фигуративным уклоном. Однако он имел полное право сомневаться в моих оформительских способностях. К тому времени у меня ещё не было опыта иллюстрирования литературных произведений. Судить о моей работе на этом поприще редактор мог лишь по 32-му выпуску "Литературных страниц" газеты "Молодёжный курьер", в котором были опубликованы стихи Александра Коковихина.



Для 16-страничного сборника "Вдох – выдох" я нарисовал пять небольших картинок, подходящих по сюжету разным стихотворениям. Остальными иллюстрациями послужили уже готовые работы, в том числе знаменитый "Антиквар", украсивший первую страницу сборника.

Что касается повести "Голубые столбы Тиэлии", написанной для детей среднего школьного возраста, это произведение требовало совсем другого подхода. При создании иллюстраций к "Тиэлии" мне пришлось почти полностью отказаться от фигуративности в пользу реализма. Некоторые элементы стилизации, которых я не смог избежать, появились по причине отсутствия профессионального художественного образования.



Подойдя к работе очень ответственно, я решил сделать качественный эскиз. Но не карандашом, как просил Анатолий Яковлевич, а рапидографом. Так мне, во-первых, было привычнее. А во-вторых, мне казалось, что именно в этой графической технике я смогу адекватно выразить идею оформления обложки и донести её до редактора.

Read more...Collapse )
Оригинал этой графической работы в ближайшее время будет подарен Константину Ситникову. Полагаю, это произойдет при нашей следующей встрече. Но сначала мне следует оформить эту работу в хорошую багетную рамку.

За время нашего сотрудничества с Максимом и Константином Ситниковыми мне довелось проиллюстрировать четыре их произведения. "Заказ" на рисунок к тексту, как правило, поступал непосредственно от автора, и порой я даже не всегда знал заранее, когда и в каком издании он будет опубликован.

Прочитав рассказ "Башня", я сразу вспомнил о рисунке с таким же названием, который был сделан в 1989 году. Эта работа в 1990 году экспонировалась на выставке группы "Тезис", а затем была подарена Елене Андреевой, подруге моей первой жены Марии.

Сделать хорошую копию рисунка, перед тем, как с ним расстаться, я не удосужился. Поэтому единственную репродукцию той первой "Башни" сегодня можно найти лишь в газете "Молодёжный курьер", где в январе 1992 года было опубликовано интервью под заголовком "В своей скорлупе".



Иллюстрацию к рассказу Максима Ситникова можно было бы считать ремейком работы 1989 года. Однако если зритель попытается сравнить две "Башни", не обращая внимание на детали, которые исчезли или появились на втором рисунке, он заметит очень большие изменения как в ракурсе, так и в конструкции самой башни.



Хотя иллюстрация к рассказу "Башня" была нарисована в 1994 году, рассказ порадовал читателей лишь в июне 1995-го. Он был напечатан в городском еженедельнике "Йошкар-Ола" вместе со стихами Константина Ситникова. О публикации я узнал лишь осенью, когда вернулся в Йошкар-Олу после 4-месячной работы переводчиком на круизном теплоходе "Русь".

Read more...Collapse )

В минувшее воскресенье хор Поволжского государственного технологического университета впервые со сцены исполнил "Somebody To Love" Freddie Mercury. Выступление состоялось на праздничном мероприятии, посвящённом Дню университета.

Даже если судить по видеозаписи, получилось весьма достойно. Полгода репетиций не прошли даром. Эту непростую вещь мы всё-таки осилили, параллельно репетируя ещё три – Парта Уусберга, Фридерика Шопена и Бела Бартока.

Удовольствие, которое сейчас доставляет нам "Somebody To Love", с лихвой компенсирует все трудности, с которыми пришлось столкнуться в процессе её разучивания. Было бы забавно выступить с этой композицией 13 апреля на фестивале "Хоровая весна", учитывая контингент участников и слушателей, большинство из которых – люди пенсионного возраста.

На 22 апреля назначен отчетный концерт хора, посвящённый его 20-летнему юбилею. Готовлю себя к тому, что репетиций в этом месяце будет много, и их лучше не пропускать.



Просматривая папку, в которой хранятся копии моих рисунков, к своей большой радости обнаружил в ней копию прекрасной графической работы борисоглебского художника Сергея Серкамона "Приглашение к чаю".

В какой последовательности Сергей создавал работы в серии "Попутчики", мне не известно. Мой же вариант "Приглашения к чаю", судя по записям в "генеральном каталоге", появился четвертым – после того, как увидели свет сюжеты "Шествие вспять", "Полет" и "Отшельник". Эти названия были предложены Сергеем. От него же исходила инициатива "поразмышлять с карандашом в руке" над некоторыми общими темами.

Манера рисования, выбранная мною для создания работ серии "Попутчики", была "найдена" в 1994 году. Этот способ, предполагающий отказ от чёткой прорисовки контуров, я для себя называл "негативным", поскольку формы на рисунках образовывались не посредством затемнения краёв, а за счёт "высветления". Рисунки, сделанные таким способом, казались мне более графичными, хотя и уступали в яркости обычным работам.

Мои первые "негативные" рисунки "Утоление жажды", "Амазонка" и "Ожерелье" были опубликованы в альбоме "По следу завтрашнего дня" 1997 года. А одна из наиболее удачных работ – сюрреалистическая "обманка" под названием "Лорнет" – была подарена Татьяне и Александру Насекиным в день их свадьбы.



Интересно, что при составлении первого макета альбома (ещё в 1995 году) в него были включены рисунки "Лорнет" и "Приглашение к чаю". Но впоследствии "Лорнет" заменило "Утоление жажды". А вместо "Приглашения к чаю" и "Отшельника" в издании появились другие работы из серии "Попутчики" – "На длинной дистанции" и "Дирижёр бабочки".

В альбоме, тем не менее, всё же присутствует рисунок с названием "Приглашение к чаю" – первый вариант того же самого сюжета. Он был сделан примерно за год до того, как мы с Сергеем запустили наш проект "Попутчики". Любопытно, что в "генеральном каталоге" это работа фигурирует под названием "Улитка".



Если сравнивать "Приглашение к чаю", нарисованное для серии "Попутчики", с одноимённым рисунком 1994 года, легко заметить одно существенное отличие: в композиции рисунка появилась чашка, прикрывающая ту часть лица персонажа, где должен находится нос.

Read more...Collapse )
При всей своей простоте этот рисунок, созданный 30 лет назад и чудом сохранившийся в моём архиве, может считаться знаковым. Графический лист "Птица" – первая работа "переходного" периода, в течение которого я постепенно отказывался от штриховой техники рисования в пользу пуантилизма.

Этот период длился около полутора лет и завершился к началу 1991 года. Именно в "Птице" штриховой рисунок впервые был дополнен фрагментами, нарисованными посредством маленьких точек. В такой же эклектичной манере в 1989 году были выполнены пять работ серии "Шутовские уловки".

Штрихи и точки на бумагу наносились с помощью обычного стального пера. Рапидографов в моём творческом арсенале ещё не было, поэтому до конца 1990 года почти все рисунки оставались штриховыми. К первым стопроцентно "точечным" работам, нарисованным пером, относятся "Рождение", "ГЭС" и "Современник". Первые две работы после поездки в Германию в 1992 году остались в этой прекрасной стране. "Современник" был подарен Роберту Китанову.

После приобретения рапидографов я сразу же начал пуантилировать и отказался от штрихования. Последней штриховой работой стала нарисованная в середине 1991 года абстрактная "Композиция". А первым наиболее удачным рисунком, сделанным в "точечной" технике, можно назвать "Антиквара". Переход от штриховой техники к пунтилизму легко прослеживается в первом альбоме "По следу завтрашнего дня", где работы, среди которых есть и "Антиквар", расположены в хронологической последовательности.



Из четырёх работ серии "Жизнь замечательных зверей" рисунок "Птица" оказался самым "раскрученным". В то чудесное время – в самые первые годы моего увлечения рисованием – любая более-менее удачная графическая работа приобретала статус шедевра. То, что "Птице" придавалось мною особое значение, подтверждает появление сразу двух ремейков этого сюжета.

В 1990 году упрощённая версия "Птицы" украсила приглашение, выпущенное способом высокой печати тиражом 1000 экземпляров в рамках подготовки к выставке группы "Тезис" в галерее Народного фотоклуба "Феникс".



Вторым ремейком "Птицы" в том же году стала одна из трёх графических миниатюр, нарисованных к моим юношеским графоманским стихам, которые были опубликованы в газете "Смена". Газета издавалась Марийским государственным педагогическим институтом им. Н.К. Крупской. В стихотворении "Не глядя вниз, стою у края..." упоминаются птицы, крики которых "ломают, рушат стены моих мечтаний", которых "сорванной листвой несёт по кругу застылый ветер".

Read more...Collapse )

Дирижёр бабочки. 1997

Эта графическая работа существует не только в цветном, но и в чёрно-белом варианте, сделанном примерно за год до появления цветного. Рисунок создавался по заказу ОАО "Волгателеком", поддержавшего проект издания альбома "По следу завтрашнего дня".

Изготовление части тиража издания было оплачено "Волгателекомом", но тогдашнему руководителю компании Александру Кириллову захотелось, чтобы обложка альбома была цветной. Пришлось в сжатые сроки перерисовывать "Дирижёра бабочки" в цвете, предварительно согласовав черно-белый "эскиз" с пресс-секретарём "Волгателекома" Эльвирой Ремезовой.

Впоследствии разноцветный "Дирижёр бабочки" в числе ещё нескольких работ был приобретен "Волгателекомом" и украсил один из коридоров главного здания компании. Альбомы, надо полагать, использовались в представительских целях. Свою часть тиража альбомов с цветной обложкой я очень быстро раздарил друзьям и знакомым, не оставив себе даже одного экземпляра, о чем сейчас немного жалею.



Черно-белый вариант "Дирижёра бабочки" завершил серию "Попутчики". Но не ту серию из девяти работ, что создавались в рамках большого коллективного проекта "Попутчики" для одноименных выставок в чебоксарской галерее "Арт-ФОТО" (2002) и йошкар-олинском Республиканском музее изобразительных искусств (2004). А ту, что появилась на пять лет раньше.



Четыре рисунка из серии "Попутчики" (в том числе "Дирижёр бабочки"), датированные 1995-1996 годами, были опубликованы во втором альбоме "По следу завтрашнего дня". Альбом вышел в 1997 году накануне совместной выставки с Александром Насекиным в галерее народного фотоклуба "Феникс". Одну из четырёх больших афиш выставки, выпущенных типографским способом, украсил "Дирижёр бабочки".

Read more...Collapse )

Женщина-оборотень. 1993

"...Нет жизни в Ваших работах, одна смерть. Ваши работы похожи на кучу мусора. Неужели Вы смотрите на жизнь такими глазами?

Вы превращаете прекрасное в уродливое. Как будто Ваш мир не целен, а раздроблен на большое количество кусочков. Это противоречит понятию красоты, заложенному Богом в человека. Как будто это картины глубин ада.

Любой человек, начинающий рисовать, стремится передать другим то восхищение красотой, которое есть у него. Если Вы когда-то с этого начинали, то сейчас пришли совершенно к обратному. Когда будто Вы хотите передать зрителю часть своего разрушения, чтобы он стал видеть мир также, и чтобы ему было ещё страшнее и безнадёжнее...".


Этот замечательный текст, подписанный "молодой художницей", появился в книге отзывов, которая сопровождала мои выставки в 2002-2008 годах. Запись была сделана в мае 2003 года в краеведческом музее посёлка (анти)Советского, когда там работала выставка "Лабиринты сомнений".



Была ли среди экспонатов той выставки графическая работа "Женщина-оборотень", сейчас уже не помню. Но если бы меня попросили выбрать иллюстрации ("картины глубин ада") к процитированному выше отзыву на мои художественные произведения, одной из них непременно была бы "Женщина-оборотень".

Из общего ряда рисунков того периода "Женщина-оборотень" выделяется не только большим форматом, но и техникой исполнения. При создании этой работы я использовал поролоновый тампон, с помощью которого на бумагу наносилась тушь, чтобы получился грязно-серый фон. Фигура женщины, затемнённая тем же способом, но уже по трафаретам, на завершающем этапе была прорисована рапидографом.



В той же книге отзывов можно найти запись, оставленную в сентябре 2002 года коллективом женщин Новоторъяльского района: "Мы внимательно осмотрели выставку и задумались над вопросом: "Почему Вы не любите женщин? Что они Вам сделали плохого?". Вывод: самое прекрасное с женщинах – это прекрасная женская грудь, а остальное в Вашем понимании чудовищно...".

Не помню, чтобы в то время у меня имелись какая-то причины не любить женщин. Но если появление работ, подобных "Женщине-оборотню", может кому-то доказать обратное, значит причины на то были.

Результатом первых фигуративных опытов по превращению женщин в животноподобные существа стало появление в 1992 году трёх рисунков в горизонтальном формате – "Отказ", "Сидящая женщина" и "На одну ступень выше". Все три работы были опубликованы в первом альбоме "По следу завтрашнего дня".

Read more...Collapse )
Эти рисунки появились в то незабываемое время, когда на горизонте уже маячил второй альбом "По следу завтрашнего дня". В феврале 1997 года я начал работать в библиотеке МарГУ, но это не помешало мне завершить свой проект.

Создавались рисунки именно в такой последовательности. В начале года, перед сдачей альбома в печать, была сделана "Танцующая в прозрачном". Сразу же вслед за ней родилась "Танцующая с комфортом".

В отличие от своей предшественницы вторая работа рисовалась по заказу. Заказчиком выступал салон-магазин "Комфорт" – один из спонсоров альбома. Владелец магазина Вадим Агафонов, согласившись поддержать мой издательский проект, пожелал на четвертой странице обложки иметь рекламу с оригинальным рисунком. Пришлось спешно делать второй вариант "Танцующей", адаптируя её к условиям использования в рекламном модуле.



В моём личном архиве этот рисунок хранится в виде качественной ксерокопии, сделанной работником Полиграфкомбината в процессе подготовки альбома к печати. Оригинал "Танцующей с комфортом", во всей вероятности, был подарен Вадиму Агафонову. Интересно, что сегодня вторая работа мне нравится даже больше, чем первая.



Внимательный зритель, безусловно, заметит, что на обоих рисунках отсутствует лигатура с моими инициалами. Относительно "Танцующей с комфортом" это легко объяснимо: в рекламном модуле лигатура и дата были бы лишними. Но почему я не стал рисовать лигатуру на первом рисунке? Ответа на этот вопрос у меня нет.



Пытаясь найти концептуальный источник творческого импульса, заставившего меня включить в рисунок "Танцующая в прозрачном" наиболее провокационные детали, я обнаруживаю среди отложившихся в памяти образов раннюю сюрреалистическую картину Константина Васильева "Пророк". В 1980-1990-е годы этот художник-затворник приобрёл большую посмертную популярность. Особенно известными стали его работы на былинно-мифологические темы, которые тиражировались в виде открыток.

Read more...Collapse )
Оригинал этого рисунка был продан в салоне Союза художников – уже после того, как он был опубликован в первом альбоме "По следу завтрашнего дня". В условной серии из шести графических листов с изображением "цилиндроголовых" эта работа стала последней.

Если бы меня попросили объяснить, о чём она, в моём рассказе непременно появилось бы слово "бунт" и производные от этого слова. Поскольку любой предмет практической деятельности человека, оживающий и выходящий из-под контроля со стороны своего владельца, может быть назван "бунтовщиком". Неодушевлённый объект, не согласный со своим предназначением и поэтому "бунтующий", обретает если не душу, то хотя бы свободу.

Такова в общих чертах глубинная идея, которую я попытался выразить этим рисунком. На поверхности же зритель находит сюжет, возникающий в результате обнаружения в редком и малопонятном слове "постулат" общеупотребительного слова "стул".



Ставить подобные вербально-фигуративные опыты, в результате которых игры слов превращались в игры образов, чаще всего меня заставляли отнюдь не личные творческие устремления, но внешние обстоятельства. Например, необходимость создавать работу с названием, придуманным другим человеком – участником коллективного творческого проекта "Попутчики". И тогда в стихотворной строчке "У неё, как у страха, глаза велики" ударение в последнем слове перемещалось с последнего слога на первый, а в одноимённой композиции появлялись велосипеды.



Другой пример – рисунок под названием "Да здравствует наше счастливое бу...", в котором мне померещилось не только "счастливое будущее", но и "счастливый Буратино". Кстати, автором этого удачного названия является фотохудожник Дмитрий Скорняков, известный под псевдонимом "Митя Лейкин". Хотя в проекте "Попутчики" он не участвовал, его фраза, предложенная в качестве названия, стала одной из общих тем проекта.

Read more...Collapse )

Profile

kabochek
kabochek

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow